Страницы меню навигации

Официальный сайт Прихода храма иконы Божией Матери «Целительница» в г. Слуцке

8 ноября – Неделя 23-я по Пятидесятнице (притча о богаче и нищем)

8 ноября – Неделя 23-я по Пятидесятнице (притча о богаче и нищем)

(Лк., 83 зач., XVI, 19–31)

Некоторый человек был богат, одевался в порфиру и виссон и каждый день пиршествовал блистательно. Был также некоторый нищий, именем Лазарь, который лежал у ворот его в струпьях и желал напитаться крошками, падающими со стола богача, и псы, приходя, лизали струпья его. Умер нищий и отнесён был Ангелами на лоно Авраамово. Умер и богач, и похоронили его. И в аде, будучи в муках, он поднял глаза свои, увидел вдали Авраама и Лазаря на лоне его и, возопив, сказал: отче Аврааме! умилосердись надо мною и пошли Лазаря, чтобы омочил конец перста своего в воде и прохладил язык мой, ибо я мучаюсь в пламени сем. Но Авраам сказал: чадо! вспомни, что ты получил уже доброе твоё в жизни твоей, а Лазарь – злое; ныне же он здесь утешается, а ты страдаешь; и сверх всего того между нами и вами утверждена великая пропасть, так что хотящие перейти отсюда к вам не могут, также и оттуда к нам не переходят. Тогда сказал он: так прошу тебя, отче, пошли его в дом отца моего, ибо у меня пять братьев; пусть он засвидетельствует им, чтобы и они не пришли в это место мучения. Авраам сказал ему: у них есть Моисей и пророки; пусть слушают их. Он же сказал: нет, отче Аврааме, но если кто из мёртвых придёт к ним, покаются. Тогда Авраам сказал ему: если Моисея и пророков не слушают, то если бы кто и из мёртвых воскрес, не поверят.

Человек, который живёт ревностно, упражняется в покаянной молитве, борется со своими страстями, понуждает себя к исполнению заповедей и стяжанию добродетелей, имеет страх Божий, – приобретает веру и видит перед собой будущую жизнь как некую приближающуюся, уже почти наступившую реальность. Он предчувствует Суд Божий и почти предстоит на нем. Таково состояние человека внимательного, заботящегося о своей душе, поэтому он и не нуждается ни в каких доказательствах или потусторонних явлениях. Более того, некоторые ревностные люди, достигнув преуспеяния в исполнении заповедей, сподобляются дара чудотворений и чудесами могут удостоверять и других в истинности христианского вероучения. Но самому чудотворцу, например такому, каким был преподобный Макарий Великий, воскрешавший мёртвых, было вовсе необязательно видеть чудеса, совершаемые другими святыми, потому что ему достаточно было и того, что изображено в Священном Писании Нового Завета. Макарий Великий, благодаря своей внимательной жизни (скромные слова, но совершенно точные!) приобрёл дар чудотворений, так что мог и мёртвых воскрешать. Человек же нерадивый, живущий рассеянно, тем паче в грехах, постоянно расточает ту благодать, которая даруется ему в Божественных Таинствах Крещения, Миропомазания, Исповеди и Причащения Святых Христовых Таин. Он постоянно опустошается, и вера в нем почти пропадает. Он признает действительность Божественного Откровения, правдивость евангельского повествования и всего того, о чем говорится в Священном Писании, но только отвлечённо, умом, сердце же его пусто и безмолвствует. Он не имеет такой веры, которая заставила бы его изменить свою жизнь. Один грех влечёт за собой другой, опустошение от греховной суетной жизни влечёт за собой фактическое неверие, то есть неверие сердечное, и потому, какие бы чудеса ни совершились перед глазами человека, даже воскресение из мёртвых, он отнесётся к этому безразлично

Значит, все зависит от нашего внутреннего состояния. Нужно жить в покаянии и, подобно нищему Лазарю, терпеливо нести земные скорби, а может быть, и добровольно брать их на себя. Так делали преподобные отцы, и так попытаемся делать и мы, хотя бы в малой степени, насколько позволяют наши скудные силы. Тогда и мы сподобимся того, что будем отнесены Ангелами на лоно Авраамово и водворимся там со всеми праведниками, а те , на которых мы взираем как на возвышенный и неподражаемый пример, окажутся в будущей жизни нашими друзьями.

По своей немощи мы не можем добровольно избрать такую глубочайшую нищету, в какой жил Лазарь, питаясь одними крохами, и будучи настолько уничижён, что псы облизывали струпья ран его гниющего тела. Однако подвижники, которые вели подобный образ жизни, были. Они так удручали себя скорбями, так изнуряли свою плоть, что в сравнении с ними, пожалуй, и этот приточный Лазарь находился в большем покое. Например, некий монах заключил себя в столь тесную келью, что ни в каком положении не мог в ней выпрямиться, и питался, конечно, весьма убого. В Сирии были подвижники, питавшиеся одной травой, которую они косили серпом, составлявшим все их имущество. Были подвижники, которые десятки лет стояли под открытым небом на возвышенных башнях и предавались непрестанной молитве, как, например, Симеон Столпник и его последователи. Некоторые надевали на себя железные оковы, носили железные шлемы и так удручали свою плоть, что даже не верится, что это вообще возможно. Они совершали все эти подвиги для того, чтобы стяжать нищету духовную, глубочайшее смирение. Они примирялись с любым, самым уничижённым своим положением, не просто не помышляли о земных благах или о каком-то земном достоинстве, но, более того, считали себя недостойными и будущих вечных благ. Например, Пимен Великий говорил о себе: «Поверьте, чада, где сатана, там и я буду», преподобный старец Силуан Афонский говорил так: «Когда я умру, то окаянная душа моя сойдёт во ад», а Антоний Великий считал, что все вокруг спасутся, один он погибнет (между прочим, он заимствовал этот помысел от обыкновенного мирянина). Они говорили это не шутя, а от сердечного чувства, потому что настоящее смирение должно быть сердечным, искренним, по словам Господа: «Научитеся от Мене, яко кроток есмь и смирен сердцем» (Мф. 11, 29). Эти святые люди смирялись не только в земной жизни перед ближними, их смирение простиралось и на будущую жизнь. О том, в каком уничижении они жили, говорит совет одного подвижника: одежда монаха должна быть такой, чтобы если её бросить на обочине дороги, то никто не захотел бы её подобрать.

Вот как трудились угодники Божии, чтобы уподобиться нищему Лазарю, мы же, немощные и духом, и телом, не можем этого сделать. Промысел Божий почти никому из нас не предоставил такой возможности. Но нищета духовная – это обязанность каждого христианина. И потому мы должны стяжать эту нищету и внутренне чувствовать себя так, как чувствовал себя нищий Лазарь, желавший насытиться крохами и позволявший псам облизывать свои струпья.

Положение Лазаря противопоставлено суете, гордости и надменности богача. Безусловно, человек, каждый день устраивавший блистательные пиры, одевавшийся в порфиру и виссон, был гордым, тщеславным и высокоумным, а человек, который был всего лишён, вёл внимательную жизнь и поневоле углублялся в себя. Если бы Лазарь роптал и негодовал на свою судьбу, то, несомненно, он не был бы помилован Богом и отнесён Ангелами на лоно Авраамово. Многие святые уподобились приточному персонажу, Лазарю, он стал образцом для многих и многих подвижников благочестия. Например, святым отцам было открыто, что душу преподобного Антония Великого вознесли на небеса Ангелы, а Глинскому игумену Филарету было откровение о том, что душу преподобного Серафима Саровского также вознесли на небо Ангелы. И дай Бог, чтобы и мы в меру своих сил подражали в своей жизни нищему Лазарю и стяжали блаженную духовную нищету. Если мы будем внимательны к своей духовной жизни, то нам не будут нужны никакие доказательства бессмертия души, существования вечного блаженства и вечных мук, потому что мы будем созерцать их своим духом и, умом пребывая в вечности, незаметно перейдём от тления в нетление, от смерти в бессмертие.

Если вы обнаружили ошибку, выделите ее и нажмите Shift + Enter или нажмите здесь, чтобы сообщить нам.

Похожие записи