Страницы меню навигации

Официальный сайт Прихода храма иконы Божией Матери «Целительница» в г. Слуцке

6 ноября – Неделя 20-я по Пятидесятнице (о воскрешении сына наинской вдовы)

6 ноября – Неделя 20-я по Пятидесятнице (о воскрешении сына наинской вдовы)


(Евангелие от Луки, 30 зачало, глава VII, стихи 11–16)
После сего Иисус пошел в город, называемый Наин; и с Ним шли многие из учеников Его и множество народа. Когда же Он приблизился к городским воротам, тут выносили умершего, единственного сына у матери, а она была вдова; и много народа шло с нею из города. Увидев ее, Господь сжалился над нею и сказал ей: не плачь. И, подойдя, прикоснулся к одру; несшие остановились, и Он сказал: юноша! тебе говорю, встань! Мертвый, поднявшись, сел и стал говорить; и отдал его Иисус матери его. И всех объял страх, и славили Бога, говоря: великий пророк восстал между нами, и Бог посетил народ Свой.
Когда Господь наш Иисус Христос воскрешал умерших, Он обращался к ним с самыми обыкновенными словами. Наинскому юноше Он, например, сказал: «Юноша! тебе говорю, встань!» (ст. 14). Подобным образом Он обратился к дочери Иаира: «Девица, тебе говорю, встань» (Мк. 5, 41). Лазарю же Четверодневному повелел так: «Лазаре, гряди вон» (Ин. 11, 43). Это обыкновенные выражения, не отличающиеся красноречивостью и не заключающие в себе никаких убедительных доказательств и логических построений, но через эти простые слова действовала Божественная сила. В самом деле, не всегда за убедительными, красивыми словами стоит нечто значительное, и, наоборот, простые слова часто имеют могущественную силу, так как через них действует Божия благодать. Сказано было просто: «Юноша! тебе говорю, встань!» Но если бы кто-то из нас с такими же или с какими-то убедительными словами стал обращаться к мертвецам, то, конечно, ничего чудесного не произошло бы. Слова Спасителя имели столь необыкновенное действие потому, что за ними скрывалась Его Божественная сила. На этих примерах мы видим, как проявлялось соединение в Господе Иисусе Христе двух природ, Божественной и человеческой. Он говорил как человек, но действовал как Бог, слова Его звучали в воздухе и были слышны для человеческого уха, а могущественная, вседейственная сила Божия проникла в преисподнюю, возвела оттуда душу умершего юноши и вновь воссоединила ее с телом. Через простые слова: «Юноша! тебе говорю, встань!» действовало то, что выше человеческих слов, выше всего тварного, – через них действовала, как выражаются отцы, Божественная энергия. И воскрешение из мертвых сына наинской вдовицы, и другие случаи воскрешения из мертвых, и вообще все чудеса были сотворены и человеческим, и Божеским действием Спасителя. Он простирал человеческую руку и прикасался к телу прокаженного, но через эту руку действовала Божественная сила. Он шел по водам, шел ногами как Человек, но удерживался на воде силой Божества. Он повелевал ветру: «Умолкни, перестань» (Мк. 4, 39), произнося эти человеческие слова на языке Своих современников, но слова Его имели столь великую силу, что им повиновались стихии, потому что их говорил Бог. Вот что мы должны усматривать за простыми повествованиями о чудесах Спасителя – это не просто нечто удивительное, за покровом слов и описанием обычных человеческих действий мы должны прозревать Божество, Божественное Всемогущество, Всеведение и прочие сверхъестественные свойства, которыми обладает единый Бог и не может обладать человек.
Наша вера, как говорит апостол Павел, укрепляется от слышания. Вера вообще возникает от слышания (см. Рим. 11, 17). Конечно, мы не можем слышать проповедь апостолов непосредственно, как слышали ее их современники, но через Евангелие мы имеем возможность ознакомиться с их учением, потому что евангельское повествование – это, собственно, и есть апостольская проповедь. Читая Евангелие, нужно стремиться к тому, чтобы живо, естественно и просто воспринимать описываемые в нем события. Осмелюсь привести такой пример. Когда мы, допустим, читаем в газете о каком-нибудь преступлении, то возмущаемся жестокостью и лукавством преступников, а иногда – бездействием и беспомощностью властей. Происшествие, о котором мы узнаем, вызывает в нас живые чувства возмущения или страха, потому что это случилось рядом с нами, это событие из той жизни, которая нас окружает. А евангельские события кажутся нам далекими по той причине, что мы не понимаем, какое значение имеет для нас Евангелие. Надо воспринимать Евангелие живо, естественно, просто, ведь читая, например, жития святых, мы часто умиляемся: иногда выступит слеза, иногда возникнут чувства радости, покаяния или сострадания подвигам мучеников. Почему же при чтении Евангелия трудно испытать такое? Потому что оно далеко от нас, мы не понимаем, что оно имеет непосредственное отношение к каждому из нас, нам кажется, что Евангелие – это Благая Весть, обращенная вообще ко всем людям, а не конкретно к нам.
Нужно научиться внимательному и чуткому чтению Евангелия, и тогда повествование о чудесах, которое мы пробегаем глазами как уже давно знакомое и скучное оживет перед нами. Оно начнет придавать нам ту силу, которая вновь и вновь ежедневно, во время каждого чтения, будет укреплять нас, воодушевлять и вдохновлять на исполнение евангельских заповедей.

Похожие записи

Вернуться наверх