Страницы меню навигации

Официальный сайт Прихода храма иконы Божией Матери «Целительница» в г. Слуцке

9 апреля – Неделя 6-я Великого поста, Вербное воскресенье

9 апреля – Неделя 6-я Великого поста, Вербное воскресенье

Сегодняшний день – торжественный и светлый, на время преодолевающий сосредоточенно-скорбное настроение Великого поста и предваряющий радость Святой Пасхи. В празднике Входа Господня в Иерусалим ярко загорается слава Христа как Всемогущего Бога, и как Царя, сына Давидова, Владыки, приветствуемого избранным народом Божиим. В этот день Церковь вспоминает, что пришедшие на Пасхи иудеи встречали Иисуса как мессию, как пророка, как великого чудотворца, ибо знали, что Он незадолго до этого воскресил четверодневного Лазаря. Взрослые и дети пели и ликовали, подкладывали под ноги осла, на котором Он ехал, свои одежды, встречали Его зелеными ветвями и цветами. От обычая употреблять в этот вайи (ветви финиковой пальмы) он называется Неделею «Ваий», «Цветоносия», «Цветною». У нас же этот называется «Вербным воскресением», т. к. вайи заменяются вербой, поскольку ранее других деревьев являет она признаки пробуждающейся после долгой зимы жизни. Стояние с этими ветвями и зажженными свечами – это воспоминание торжественного Входа Царя Славы на вольные страдания. Молящиеся как бы встречают невидимо грядущего Господа и приветствуют Его, как победителя ада и смерти.
В воскресенье вечером богослужебные тексты свидетельствуют о наступлении Страстной, или Великой, седмицы. Начиная с вечерни недели Ваий, все песни Триоди Постной ведут нас по следам Господа, грядущего на вольную смерть.
(Евангелие от Иоанна, 41 зачало, глава XII, стихи 1–18)
За шесть дней до Пасхи пришел Иисус в Вифанию, где был Лазарь умерший, которого Он воскресил из мертвых. Там приготовили Ему вечерю, и Марфа служила, и Лазарь был одним из возлежавших с Ним. Мария же, взяв фунт нардового чистого драгоценного мира, помазала ноги Иисуса и отерла волосами своими ноги Его; и дом наполнился благоуханием от мира. Тогда один из учеников Его, Иуда Симонов Искариот, который хотел предать Его, сказал: Для чего бы не продать это миро за триста динариев и не раздать нищим? Сказал же он это не потому, чтобы заботился о нищих, но потому что был вор. Он имел при себе денежный ящик и носил, что туда опускали. Иисус же сказал: оставьте ее; она сберегла это на день погребения Моего. Ибо нищих всегда имеете с собою, а Меня не всегда. Многие из Иудеев узнали, что Он там, и пришли не только для Иисуса, но чтобы видеть и Лазаря, которого Он воскресил из мертвых. Первосвященники же положили убить и Лазаря, потому что ради него многие из Иудеев приходили и веровали в Иисуса. На другой день множество народа, пришедшего на праздник, услышав, что Иисус идет в Иерусалим, взяли пальмовые ветви, вышли навстречу Ему и восклицали: осанна! благословен грядущий во имя Господне, Царь Израилев! Иисус же, найдя молодого осла, сел на него, как написано: Не бойся, дщерь Сионова! се, Царь твой грядет, сидя на молодом осле. Ученики Его сперва не поняли этого; но когда прославился Иисус, тогда вспомнили, что так было о Нем написано, и это сделали Ему. Народ, бывший с Ним прежде, свидетельствовал, что Он вызвал из гроба Лазаря и воскресил его из мертвых. Потому и встретил Его народ, ибо слышал, что Он сотворил это чудо.
Сейчас мы стоим с ветвями верб, как бы с пальмовыми ветвями, подражая тем людям, которые с ликованием встречали Господа Иисуса Христа. Значит, мы должны быть и Его учениками. Но спросим сами себя честно: до какой степени мы верим в действительность хотя бы одного только этого чуда? Я уж не говорю обо всех тех чудесах, которые совершил Спаситель до этого, и о Воскресении из мертвых Самого Господа Иисуса Христа, потому что еще не пришло время Пасхи. Давайте остановимся на этом только чуде, ради которого иудеи с ликованием встречали Спасителя, а мы пришли в и подражаем их ликованию. Верим ли мы в полной мере в воскрешение праведного Лазаря, осознаем ли необыкновенность, непостижимость и вместе с тем реальность этого события? Если бы мы приняли его всем сердцем, то, я думаю, мы пришли бы в необыкновенное потрясение, нас охватил бы благоговейный ужас, одновременно восторг и страх. И это, наверное, самое меньшее из того, что с нами произошло бы. Однако по тому, какую жизнь мы ведем, по равнодушию, в котором пребываем даже во время богослужения, можно видеть, что размышление об этом событии не действует на нас так, как оно должно было бы действовать, между тем как событие это потрясало тех, кто встречал Спасителя. К кому же в таком случае мы можем себя отнести? К тем ли, кто прибежал на это необыкновенное зрелище только ради любопытства? К тем ли, кто наблюдал за происходившим с некоторой враждебностью, упрекая Спасителя: «Зачем Ты разрешаешь им говорить, что Ты Сын Давидов, запрети им!» (см. Лк. 19, 39)? Или все же мы относим себя к тем, кто с искренним ликованием встречал Спасителя, держа в руках пальмовые ветви?
Нужно осознать свое духовное состояние, понять, на какой ступени духовного развития мы находимся. И если мы видим, что в нас недостаточно веры, что наша вера, казалось бы искренняя, не влияет на нашу жизнь, значит, чудо воскресения из мертвых Лазаря Четверодневного не подействовало на нас должным образом. Мы не сделали из него вывода о том, что Иисус есть Сын Божий и что Тот, Кто воскресил Лазаря, когда-нибудь воскресит и нас, и всех от века живших людей, хотя бы и праха их не сохранилось. Действительно, нет никакой разницы между тем, чтобы воскресить четверодневного мертвеца, тело которого уже распалось, или умершего тысячу лет назад, потому что и здесь и там все человеческие усилия бессильны, и здесь и там законы смерти необратимы.
В Евангелии говорится: «Народ, бывший с Ним прежде, свидетельствовал, что Он вызвал из гроба Лазаря и воскресил его из мертвых». И сейчас все свидетельствуют нам о том, что Господь Иисус Христос воскресил из мертвых праведного Лазаря: и этот «народ, бывший с Ним прежде», то есть описанные евангелистами люди, и сами евангелисты. Мы собрались в храме именно ради этого события, а не ради какого-то русского обычая. Обычай хорош тогда, когда он наполнен смыслом и когда мы этот смысл постигаем, а если мы принимаем только его внешнюю сторону, то обычай становится для нас лишь обрядом, как бы пустым сосудом, в котором была драгоценная жидкость, но пролилась по нашей невнимательности, рассеянности и маловерию. Внешнюю сторону обычая мы принимаем, а внутреннюю постичь не можем. Мы празднуем, но в нас нет глубокой веры, мы не прониклись тем, что вспоминаем в этот день.
Пусть сегодняшний праздник станет для нас неким внутренним событием, которое даст нам еще один толчок для приобретения такой веры, какая была у людей, встречавших Спасителя в Иерусалиме, как описывают это евангелисты. Не будем оправдывать себя тем, что мы отстоим слишком далеко от времени этого события, что все это в прошлом, а прошлого не существует. Это отговорки. Ведь и всех встречавших Спасителя в те времена можно условно разделить на три группы: одни воспринимали все происходившее с верой, другие пришли из любопытства, а третьи были даже враждебно настроены. Значит, дело не в том, чтобы видеть чудеса Спасителя собственными глазами и воспринимать происходящее своими чувствами. Ведь то, что человек видит, он может истолковывать по-разному. Даже воскрешение праведного Лазаря для фарисеев, архиереев и иудейских старцев явилось поводом к тому, чтобы ускорить развязку и наконец погубить Господа.
Значит, важно не только восприятие чувствами, недоступностью которого для нас мы часто оправдываемся, но и, главное, восприятие душой, умом, духовным взором, то есть сердцем, как говорит Евангелие и как мы назовем это просто, одним словом, не пытаясь никоим образом истолковывать. Воспримем это как данное, как то, что известно нам всем из собственного опыта. Мы должны увидеть событие сердцем, потому что если человек не воспринял что-то сердцем, не прочувствовал, значит, он в это и не верит. Если человек сердцем не принимает каких-то слов, значит, он не согласен с ними. Если человек не чувствует любви к другому человеку сердцем, значит, он и вовсе ее не чувствует.
Воззрим сердцем на чудо воскрешения праведного Лазаря и с сердечным ликованием встретим Господа Иисуса Христа, как будто присутствуя при Его входе в Иерусалим: «Осанна в вышних! Благословен грядый во имя Господне!»

12 апреля Великая Среда

В Великую Среду мы имеем два предмета созерцания. Жена грешница, найдя Спасителя, помазывает Его ноги драгоценным миром. Иуда окончательно делает выбор в пользу своей сребролюбивой страсти. Противопоставление двух характеров и судеб очень живописно показал Иоанн Златоуст: «Грешница принесла миро для помазания Господа; ученик соглашался с беззаконными. Она радовалась, тратя миро многоценное; этот заботился продать Неоценимого. Она Владыку познавала, а этот от Владыки удалялся. Она освобождалась от греха, а этот делался пленником его».

13 апреля Великий Четверг

В Богослужении этого дня воспоминаются важнейшие события, предварившие шествие Спасителя на вольные страдания: совершение Иисусом Христом последней пасхальной вечери, на коей было установлено таинство Евхаристии; умовение Господом ног учеников и предательство Иуды. Разнообразию воспоминаемых в этот день изумительных Евангельских событий соответствует и обильность трогательных чувств и мыслей, изображаемых в церковных песнопениях этого дня. Созерцая Спасителя уже в последние перед страданием минуты, святая Церковь в своих песнопениях глубоко соскорбит и сострадает Ему. Зная, Кто этот Страдалец, зачем и за кого Он идет на смерть, не менее места Церковь дает и чувству благоговейной любви и благодарности.
Прославляя бесконечную любовь Спасителя, подъемлющего всю тяжесть грехов человеческих, и невыразимое смирение Его, умывающего ноги рабам Своим, Церковь благоговеет пред Чашею жизни вечной, предложенной Создателем, славословит кровавую Гефсиманскую молитву Спасителя, подающую и нам святой, высокий урок – именно в молитве искать утешения и укрепления среди скорбей в несении нашего жизненного креста и в час приближения смерти.

14 апреля Великий Пяток

Все Богослужение Великого Пятка посвящено благоговейному воспоминанию и глубокому переживанию спасительных страстей и крестной смерти Богочеловека. Каждый час этого дня есть новый и новый подвиг искупительных страданий Спасителя, и отголосок этих страданий слышится уже в каждом слове нашего Богослужения – единственного и несравненного как по силе умиления и трогательности, так и по глубине безграничного сострадания к страждущему Спасителю. Святая Церковь раскрывает перед очами верующих полную картину спасительных страданий Господних. «Страшное, – воспевает она, – и преславное таинство днесь действуемо зрится: Неосязаемый удерживается; вяжется Разрешаяй Адама от клятвы; Испытуяй сердца и утробы неправедно испытуется; в темнице затворяется, Иже бездну затворивый; Пилату предстоит, Емуже трепетом предстоят небесные силы; заушается рукою создания Создатель; на древо осуждается Судяй живым и мертвым; во гробе заключается Разоритель ада!»
В своих песнопениях Церковь, пронзенная в самое сердце объявшею ее скорбью, как будто не может собрать своих мыслей, спокойно остановиться своим вниманием на чем-либо одном. Куда не обратится она мыслию, на что не устремит взор свой – везде и всюду новые и новые поводы к слезам, новые источники скорби и страдания. Возмущается сердце вероломством Иудеев, кровоточит от льстивых слов предающего Иуды, терзается страданиями Спасителя, терпящего поругание и бичевание, сокрушается при виде крестных мучений Христа. Этим потрясающим зрелищем всего совершившегося Церковь всецело объемлет верующую душу, сосредотачивает ее и устремляет единственно на созерцание креста Христова, старясь возвысить христианина до того благодатного состояния, в котором находился божественный апостол, не желавший ничего знать, «точию Христа и Сего распята».

15 апреля Великая Суббота

В Великую субботу святая Церковь воспоминает: погребение Иисуса Христа, пребывание Его телом во гробе, сошествие душою во ад, введение разбойника в рай, пребывание на престоле со Отцем и Духом – и вместе с тем предуказывает наступление великого события воскресения Христова. В исключительных, особенных службах Великой субботы Церковь, проливая слезы любви и благодарности к Положившему за нас жизнь Свою и телом Почившему во гробе, призывает всех и вся к святейшему и драгоценнейшему гробу этому – чаянию всех языков, созывает к нему небо и землю, ангелов и человеков; окружает его светлым облаком древних свидетелей, за тысячелетия его провидевших; призывает и собор новозаветных провозвестников, как бы свидетельствующих здесь, пред Распятым, о своей всемирной об искупительных Его кресте, смерти и воскресении. Все Богослужение Великой субботы представляет чудное, беспримерное сочетание самых противоположных чувствований – скорби и отрады, горя и радости, слез и светлого ликования.

Если вы обнаружили ошибку, выделите ее и нажмите Shift + Enter или нажмите здесь, чтобы сообщить нам.

Похожие записи