Страницы меню навигации

Официальный сайт Прихода храма иконы Божией Матери «Целительница» в г. Слуцке

24 декабря – Неделя 29-я по Пятидесятнице, святых праотец

24 декабря – Неделя 29-я по Пятидесятнице, святых праотец

(Евангелие от Луки, 76 зачало, глава XIV, стихи 16–24)

Он же сказал ему: один человек сделал большой ужин и звал многих, и когда наступило время ужина, послал раба своего сказать званым: идите, ибо уже всё готово. И начали все, как бы сговорившись, извиняться. Первый сказал ему: я купил землю и мне нужно пойти посмотреть ее; прошу тебя, извини меня. Другой сказал: я купил пять пар волов и иду испытать их; прошу тебя, извини меня. Третий сказал: я женился и потому не могу придти. И, возвратившись, раб тот донес о сем господину своему. Тогда, разгневавшись, хозяин дома сказал рабу своему: пойди скорее по улицам и переулкам города и приведи сюда нищих, увечных, хромых и слепых. И сказал раб: господин! исполнено, как приказал ты, и еще есть место. Господин сказал рабу: пойди по дорогам и изгородям и убеди придти, чтобы наполнился дом мой. Ибо сказываю вам, что никто из тех званых не вкусит моего ужина, ибо много званых, но мало избранных.

в день памяти святых праотец передает нам притчу Спасителя, вкратце изображающую духовную историю всего мира. Один человек сделал большой ужин и звал многих, и когда наступило время ужина, послал раба своего сказать званным: «Идите, ибо уже все готово» (Лк. ст. 16–17). Под ужином – вечерним пиршеством – имеется в виду благо жизни вечной, которое человек обычно воспринимает как нечто такое, что ждет его только после телесной смерти. Это естественно для подавляющего большинства людей, за редчайшим исключением (которое нельзя назвать и исключением, ибо в истории человечества было всего два случая, когда люди живыми перешли от земли в блаженные небесные обители – имею в виду Еноха и Илию). Поэтому и назван этот пир по-славянски вечерей, по-русски ужином. И когда наступило время ужина, послал раба своего сказать званным: «Идите, ибо уже все готово». Господь по Своей бесконечной благости уготовал людям блага вечной жизни еще до сотворения мира; и эти блага – Он Сам, Его Божественная слава и Божественное действие, которые с преизбытком, как из переполненной чаши, изливаются на все творение.

И начали все, как бы сговорившись, извиняться. Первый сказал ему: «Я купил землю и мне нужно пойти посмотреть ее; прошу тебя, извини меня». Другой сказал: «Я купил пять пар волов и иду испытать их; прошу тебя, извини меня». Третий сказал: «Я женился и потому не могу прийти» (ст. 18–20). Здесь под видом обычных житейских занятий изображено, как люди ради земного и плотского пренебрегают небесным и вечным. Мы можем пытаться разгадать, чтo конкретно обозначает: купил землю, или купил пять пар волов, или женился, – а можем просто, в общем назвать это житейскими причинами. Человек, отвлекаясь ими, пренебрегает духовным – бессмертием души, вечностью. Когда мы рассуждаем теоретически, кажется, что как будто бы это вещи несравнимые и невозможно пренебречь вечным ради временного, мимолетного. Но если мы вспомним, как ведем себя на деле, то увидим, что даже самые ревностные христиане подчас пренебрегают духовным, небесным, вечным ради чего-то временного и даже не считают это за грех, за какую-то потерю – так мы к этому привыкли. Поэтому не будем торопливо осуждать людей, о которых говорится в сегодняшней евангельской притче. К древним людям посылались пророки и те самые праведники, о которых я упоминал: Авель, Иов, Енох, Ной, Авраам, Исаак, Иаков, Иосиф и многие другие. В особенности после дарования закона Моисею из среды еврейского народа восставало множество пророков. Однако и среди язычников бывали, хотя и редко, люди духовные, которые почитали Единого Бога и которым открывалась Истина, – как, например, Мелхиседек и Иов. Возможно, были и другие, неизвестные нам праведники, о которых не говорится в Священном Писании. И Господь посылал Своих угодников, и они проповедовали – иногда словом, иногда просто своими делами и праведной жизнью. Но люди их не принимали и отвергали, предпочитали духовному земное-то, что видимо и ясно, что можно было приобрести и ощутить, конкретно почувствовать; то, что они считали благом и к чему стремились всеми силами своей души, иногда даже проливая ради того кровь, чужую и свою. А тем, что казалось им далеким, непонятным, туманным, они пренебрегали точно так же, как, собственно, делаем и мы. Поэтому нам должно быть понятно, что и мы пренебрегаем духовным именно потому, что оно не кажется нам таким реальным и конкретным, как земное. Сколько бы мы ни рассуждали о духовных благах, слушая ли проповедь или читая книги святых отцов и Священное Писание, – все это кажется нам чем-то далеким и весьма расплывчатым. Мы не знаем, к чему стремимся, что нам нужно и чем ради этого стоит пожертвовать. Духовные занятия иногда кажутся нам чем-то таким, к чему даже не стоит прилагать какие-то усилия. Часто мы пренебрегаем разными «мелочами», как нам кажется, а иногда и важными вещами – молитвой, соблюдением постов, даже сохранением мира душевного. А что уж говорить о вечности? Мы о ней совсем не думаем, хотя формально признаем, что верим в вечную жизнь, в бессмертие души и в основном, как нам кажется, заботимся об этом, – но не до такой степени, чтобы постоянно, каждое мгновение предпочитать вечное временному. Так же жили и все поколения людей – пренебрегая духовным под разными предлогами, которые казались им весьма уважительными, как и нам представляются очень важными и основательными причины, по которым мы оставляем духовные занятия и заботу о своей бессмертной душе.

Если вы обнаружили ошибку, выделите ее и нажмите Shift + Enter или нажмите здесь, чтобы сообщить нам.

Похожие записи