Страницы меню навигации

Официальный сайт Прихода храма иконы Божией Матери «Целительница» в г. Слуцке

19 августа – Неделя 12-я по Пятидесятнице (о богатом юноше)

19 августа – Неделя 12-я по Пятидесятнице (о богатом юноше)

(Евангелие от Матфея, 79 зачало, глава XIX, стихи 16–30)
И вот, некто, подойдя, сказал Ему: Учитель благий! что сделать мне доброго, чтобы иметь жизнь вечную? Он же сказал ему: что ты называешь Меня благим? Никто не благ, как только один Бог. Если же хочешь войти в жизнь вечную, соблюди заповеди. Говорит Ему: какие? Иисус же сказал: не убивай; не прелюбодействуй; не кради; не лжесвидетельствуй; почитай отца и мать; и: люби ближнего твоего, как самого себя. Юноша говорит Ему: всё это сохранил я от юности моей; чего еще недостает мне? Иисус сказал ему: если хочешь быть совершенным, пойди, продай имение твое и раздай нищим; и будешь иметь сокровище на небесах; и приходи и следуй за Мною. Услышав слово сие, юноша отошел с печалью, потому что у него было большое имение. Иисус же сказал ученикам Своим: истинно говорю вам, что трудно богатому войти в Царство Небесное; и еще говорю вам: удобнее верблюду пройти сквозь игольные уши, нежели богатому войти в Царство Божие. Услышав это, ученики Его весьма изумились и сказали: так кто же может спастись? А Иисус, воззрев, сказал им: человекам это невозможно, Богу же всё возможно.
«Иисус же сказал ученикам Своим: истинно говорю вам, что трудно богатому войти в Царство Небесное» (ст. 23). Богатому, как я уже сказал, не только в буквальном смысле слова, но и тому, кто только желает чем-либо обладать, кто имеет привязанность к миру или даже свое малое имущество считает чем-то вожделенным и чрезвычайно им дорожит. Точнее было бы сказать, что трудно богатому привязанностями войти в Царство Небесное.
«И еще говорю вам: удобнее верблюду пройти сквозь игольные уши, нежели богатому войти в Царство Божие» (ст. 24). На этот стих Евангелия есть несколько толкований. Феофилакт Болгарский говорит, что верблюдом в древности называли толстый корабельный канат. Так, например, сейчас есть якоря, называемые «кошкой». Толстый корабельный канат невозможно продеть сквозь игольное ушко – это одно толкование. Другое толкование, историческое и, как мне кажется, более вероятное, говорит, что «игольным ухом» назывались узкие пешеходные ворота в стене Иерусалима, через которые человек мог пройти, немного согнувшись, боком. Верблюду это было невозможно. Правда, иногда люди того времени прибегали к ухищрениям: когда закрывались городские ворота и было опасно оставлять скот за городскими стенами и оставаться там самим, то верблюда ставили на колени и он проползал через это узкое отверстие – существуют такие исторические описания. По тому или другому толкованию выходит, что богатому войти в Царствие Небесное либо невозможно, либо чрезвычайно трудно, почти невозможно – именно надеющемуся на богатство, на что-либо, чем он обладает. Это может быть и ум, и образование, и связи, могут быть мечты о каком-то богатстве или земном преуспеянии и зависть, в конце концов, к тем людям, которые все это имеют. Вот что понимается в Евангелии под богатством. Бывает, что человек не обладает ничем, совершенно нищ и убог, но имеет необыкновенную привязанность к миру, потому что завидует тем, кто преуспевает в отношении земного благополучия. Ему также трудно спастись, и пусть он не осуждает состоятельных людей, поскольку в духовном отношении, может быть, такой человек еще дальше отстоит от Царствия Небесного, хотя никакого материального богатства и не имеет. Если я беден и завидую богатым, всех их проклинаю и осуждаю, говоря, как это сейчас модно, что всякий богатый человек обязательно бандит и все они нечестные, то говорю я так от зависти, и только от зависти. Ведь на самом деле я не знаю, кто честен, а кто нет. Эта зависть также делает нас привязанными к земле, правильнее сказать, обличает нашу привязанность к земле. И такому человеку тоже трудно – если не более трудно – войти в Царствие Небесное.
«Услышав это, ученики Его весьма изумились и сказали: так кто же может спастись?» (ст. 25). Действительно, слова Спасителя казались чрезвычайно странными, ведь богатство и земное благополучие в то время считались признаком Божия благоволения к человеку. Да и сейчас, честно сказать, мы думаем так же. Когда испытываем неприятности, терпим болезни, материальные лишения, мы начинаем усиленно молиться, считаем, что нормальное положение – это такое, при котором у нас все благополучно. Когда же возникают трудности, то это, по-нашему, наказание Божие. Если мы, христиане, так к этому относимся, то что же говорить о людях того времени? Богатство, множество детей, здоровье близких, их преуспеяние в земном отношении – все это считалось признаком благоволения Божия. И вдруг оказывается, что такому человеку трудно, почти невозможно войти в Царство Небесное. Ученики, естественно, изумились: «Так кто же может спастись? А Иисус, воззрев, сказал им: человекам это невозможно, Богу же все возможно» (ст. 25–26). Ученики действительно поняли, что не только богатый, но и завидующий богатому, и имеющий какое-либо, даже малое, пристрастие, правильнее сказать – сильное пристрастие к чему-то малому, также с трудом может войти в Царствие Небесное. «Кто же может спастись?» И Спаситель открыл им истину: «Человекам это невозможно, Богу же все возможно». Мы спасаемся не своими усилиями, но только Бог может нас спасти. Поэтому на первое место выступает добродетель молитвы. Мы должны молиться, умолять, просить Бога, требовать от Него – как угодно. Мы должны понять, что от этого зависит наше спасение. Мы забываем о приличиях, когда дело касается нашей жизни.
Посмотрим, с чего началась беседа Спасителя с юношей и чем закончилась. Началась она словами: «Что сделать мне доброго, чтобы иметь жизнь вечную?» – а завершилась: «Кто же может спастись?» Итак, в жизни юноши все как будто бы было правильно, но привязанности отвращают человека от Царствия Небесного, заставляют оглядываться назад, подобно жене Лотовой. И речь уже идет не о совершенстве, которого трудно достигнуть, но хотя бы о спасении. Если человек не имеет мужества от всего отречься и искать совершенства, искать твердой надежды на спасение, то пусть по крайней мере покаянием, непрестанной молитвой умоляет Бога о помиловании. И тогда, может быть имея некоторое пристрастие, но борясь с ним и каясь, он получит надежду на то, что войдет в вечную жизнь. Вот о чем мы должны всегда думать, вот что должно нас беспокоить. Совершенно справедливо пишет святитель Игнатий (Брянчанинов): когда мы говорим о спасении, то должны помнить, что спасение необходимо погибающим. Мы должны осознавать себя погибающими и умолять, просить Бога о спасении, делать все, что в наших силах, и не думать, будто мы уже много сделали. Никакие из наших дел недостаточны для спасения. И юноша думал, что сделал уже довольно, однако совесть его беспокоила, и в конце концов оказалось, что он не может совершить следующий шаг. Поэтому будем всячески понуждать себя к исполнению заповедей и к покаянию через непрестанную молитву, будем стараться изо всех сил. Ведь мы говорим не о каком-то предмете, без которого можно было бы жить, хотя и не слишком легко и приятно, но о вечной жизни или о вечной смерти. Аминь.

Если вы обнаружили ошибку, выделите ее и нажмите Shift + Enter или нажмите здесь, чтобы сообщить нам.

Похожие записи