Страницы меню навигации

Официальный сайт Прихода храма иконы Божией Матери «Целительница» в г. Слуцке

9 октября – День памяти апостола и евангелиста Иоанна Богослова

9 октября – День памяти апостола и евангелиста Иоанна Богослова

(Ин., 61 зач., XIX, 25–27; XXI, 24–25)
При кресте Иисуса стояли Матерь Его и сестра Матери Его, Мария Клеопова, и Мария Магдалина. Иисус, увидев Матерь и ученика тут стоящего, которого любил, говорит Матери Своей: Жено! се, сын Твой. Потом говорит ученику: се, Матерь твоя! И с этого времени ученик сей взял Ее к себе.
Сей ученик и свидетельствует о сем, и написал сие; и знаем, что истинно свидетельство его. Многое и другое сотворил Иисус; но, если бы писать о том подробно, то, думаю, и самому миру не вместить бы написанных книг. Аминь.
Сегодня мы совершаем одного из величайших людей, когда-либо живших на земле: возлюбленного ученика Господа нашего Иисуса Христа, святого апостола Иоанна Богослова. Его называют «апостолом любви», потому что никто столь прекрасно и так много не говорил об этом великом даре Божественной благодати. Он является автором одного из Евангелий, трех посланий, в которых очень возвышенно рассуждает о любви, в особенности в первом послании, и автором Апокалипсиса – пророческой книги, представляющей собой обширное повествование об истории человечества от сотворения мира и до его кончины в символических пророческих образах.
Из апостолов только Иоанн получил имя Богослова, что свидетельствует о необычайной высоте его духа. В похвалу апостолу Церковь читает евангельское зачало, рассказывающее о том, как Господь Иисус Христос, в страданиях умирая на Кресте, усыновил Иоанна Своей Матери. Похвалы, большей этой, быть не может.
«При кресте Иисуса стояли Матерь Его и сестра Матери Его, Мария Клеопова, и Мария Магдалина. Иисус, увидев Матерь и ученика тут стоящего, которого любил, говорит Матери Своей: Жено! се, сын Твой. Потом говорит ученику: се, Матерь твоя! И с этого времени ученик сей взял Ее к себе» (Ин. 19, 25–27). Любимейший ученик Спасителя, который даже возлежал на персях Его во время Тайной вечери и дерзнул спросить о том, о чем никто не дерзал спрашивать: «Господи, кто предаст Тебя?», стал теперь сыном Божией Матери. Так Господь утешил и Матерь, оставив Ей вместо Себя ближайшего Ему по духу апостола Иоанна, так утешил и своего любимейшего ученика, ибо он с тех пор до самого Успения Богородицы пребывал с Ней, наслаждаясь общением с этим избранным сосудом Божиим. Божия Матерь была самой верной, самой последовательной ученицей Своего Божественного Сына, исполнившей все заповеди и приявшей всю полноту благодати, и от Нее апостол учился всему прекрасному и возвышенному, что и сам потом исполнил в своей жизни и что проповедал нам.
Любовь есть самая высокая христианская добродетель. Может быть, поэтому мы и почитаем апостола Иоанна Богослова, как проповедника любви, более других апостолов, хотя только один Бог знает, кто больший и кто меньший среди них. Мы принимаем его как проповедника любви, внимаем его писаниям, но, к сожалению, не всегда понимаем, что есть любовь, и спекулируем этим понятием. Мы якобы пытаемся исполнить эту добродетель, а на самом деле лишь напускаем на себя ее вид.
Апостол Иоанн говорит: «Бога никто никогда не видел. Если мы любим друг друга, то Бог в нас пребывает, и любовь Его совершенна есть в нас» (1 Ин. 4, 12). Святитель Григорий Палама рассуждает, что любовь – это некая единая энергия (то есть действие), которая проявляется тем или иным образом в зависимости от того, к какому предмету она направлена. Одна и та же любовь действует и по отношению к Богу, и по отношению к ближнему. Потому, если в нас действительно есть любовь к Богу, тогда, как говорит апостол Иоанн, мы будем любить и друг друга. Ибо как мы можем любить Бога, Которого не видим, если не любим находящегося перед нами ближнего, который есть образ Божий (см. 1 Ин. 4, 20). Если мы не видим, не чувствуем в ближнем образа, иначе говоря изображения, Божия, не видим на этом человеке печати божественной, значит, нет в нас и любви к Богу.
Признаком любви, по словам святителя Григория Паламы, является внимательная молитва. Те из вас, кто читал творения святителя Игнатия (Брянчанинова), помнят, наверное, его высказывание, согласное с мнением святителя Григория: «Внимательная молитва является признаком любви». А признаком любви к ближнему является, следовательно, молитва за него, вне зависимости от того, друг он тебе или враг, добрый он человек или злой. Когда мы равно, с одинаковым чувством молимся о самых разных людях, значит, в нас действительно есть любовь к ближним. Итак, самый первый признак любви – внимательная молитва и молитва о ближних. Но для того, чтобы по-настоящему молиться, необходимо прежде деятельно исполнить добродетель любви. Некоторые по неразумию своему дерзают брать на себя великий подвиг молитвы о других людях, о врагах, а некоторые дерзают даже чуть ли не за весь мир молиться. На первый взгляд в этом есть что-то доброе. Однако они забывают или вовсе не думают о том, что, сталкиваясь в своей повседневной жизни с ближними, они постоянно раздражаются, злопамятствуют, если кто-то нечаянно, а может быть и сознательно, их обидит; иногда доходит и до мести ближнему, и неприязнь надолго остается в их сердце. Отсюда они могут увидеть, что никакой любви в них нет, и в этом они должны себе откровенно признаться. Нужно не напускать на себя фарисейский вид любви, а поистине искать ее, поистине понуждать себя к приобретению этой добродетели. Если мы умеем себя вежливо вести и знаем, когда сказать «пожалуйста», когда – «извините», то это не означает, что в нас есть любовь к ближнему. Я не против вежливости, но, к сожалению, так происходит, что в нашем современном мире вежливость является той личиной, той маской, за которой скрывается отсутствие любви. Часто человек ведет себя вежливо совсем не потому, что имеет любовь к ближнему, просто так удобнее жить. Можно очень вежливо делать даже страшное зло.
Апостол Иоанн Богослов учит: «Что мы пребываем в Нем и Он в нас, узнаем из того, что Он дал нам от Духа Своего. И мы видели и свидетельствуем, что Отец послал Сына Спасителем миру. Кто исповедует, что Иисус есть Сын Божий, в том пребывает Бог, и он в Боге» (1 Ин. 4, 13–15). Иначе говоря, мы узнаем, пребываем ли мы в Боге или нет, из того, имеем ли благодать Божию в себе, имеем ли часть от Духа Его. Ведь то, что содержится в нашем сердце, что принесено в него Духом Святым, должно, безусловно, проявляться в любви к ближнему – в любви искренней, а не лицемерной, не показной. Мы должны исповедовать, что Иисус есть Сын Божий. Но исповедовать не так, чтобы говорить об этом вслух, а так, чтобы искреннейшим образом быть убежденными в этой истине своим сердцем.
Признаемся себе откровенно: мы не имеем той любви, какую иметь должны, ибо невозможно говорить о любви к Богу, если мы раздражаемся на своих ближних. Мы не имеем полноты благодати, необходимой для любви, не являемся в сердце своем исповедниками Сына Божия, поскольку часто в нас возникают сомнения в вере, колебания, мучения от этих сомнений. Исповедание Спасителя не укоренилось в нас глубоко и прочно.

Если вы обнаружили ошибку, выделите ее и нажмите Shift + Enter или нажмите здесь, чтобы сообщить нам.

Похожие записи