Страницы меню навигации

Официальный сайт Прихода храма иконы Божией Матери «Целительница» в г. Слуцке

13 января – Неделя по Рождестве

13 января – Неделя по Рождестве

(Евангелие от Матфея, 4 зачало, глава II, стихи 13–23)

Когда же они отошли, – се, Ангел Господень является во сне Иосифу и говорит: встань, возьми Младенца и Матерь Его и беги в Египет, и будь там, доколе не скажу тебе, ибо Ирод хочет искать Младенца, чтобы погубить Его. Он встал, взял Младенца и Матерь Его ночью и пошел в Египет, и там был до смерти Ирода, да сбудется реченное Господом через пророка, который говорит: из Египта воззвал Я Сына Моего. Тогда Ирод, увидев себя осмеянным волхвами, весьма разгневался, и послал избить всех младенцев в Вифлееме и во всех пределах его, от двух лет и ниже, по времени, которое выведал от волхвов. Тогда сбылось реченное через пророка Иеремию, который говорит: глас в Раме слышен, плач и рыдание и вопль великий; Рахиль плачет о детях своих и не хочет утешиться, ибо их нет. По смерти же Ирода, – се, Ангел Господень во сне является Иосифу в Египте и говорит: встань, возьми Младенца и Матерь Его и иди в землю Израилеву, ибо умерли искавшие души Младенца. Он встал, взял Младенца и Матерь Его и пришел в землю Израилеву. Услышав же, что Архелай царствует в Иудее вместо Ирода, отца своего, убоялся туда идти; но, получив во сне откровение, пошел в пределы Галилейские и, придя, поселился в городе, называемом Назарет, да сбудется реченное через пророков, что Он Назореем наречется.

Невольно возникает вопрос: почему Господь допустил такое страшное преступление? Почему Сам Он спасся, а четырнадцати тысячам невинных младенцев позволил погибнуть? Например, Достоевский рассуждает так: да, все мы грешны, все заслуживаем наказания Божия, но в чем виноваты дети, невинные дети? Кажется, что ответа на этот вопрос нет. А здесь мы видим, что было убито, как говорит Предание, четырнадцать тысяч младенцев! Почему же Господь допускает страдания, в особенности, страдания совершенно невинных, как нам кажется, детей? Не будем говорить о первородном грехе и о том, что все люди виноваты. Но давайте поймем, что зло и страдание – это не одно и то же, хотя нашем сознании они отождествляются. Для нас само собой разумеется, что болезни, всевозможные телесные лишения, скорби – это проявления зла. Если говорить о смерти, это его торжество. Но – повторим – между злом и страданием не всегда можно поставить знак равенства. Зло, по учению Священного Писания, – это грех. Страдание же – невольное следствие греха и вообще человеческой греховности. Но иногда человек воспринимает на себя это следствие, то есть физическое страдание, мучение, смерть, хотя греха и не совершил. Тогда это страдание является для него своего рода подвигом, и благодаря терпеливому перенесению страданий человек получает особенную заслугу перед Богом. В этом смысле вифлеемские младенцы и их матери, которые тоже были убиты невинно (хотя, конечно, они были небезгрешными), стали первыми мучениками, пострадавшими за Христа. Таким образом, мы видим, что ничего злого не произошло. Ирод не смог совершить зла: ему не удалось убить Богомладенца Христа, а то, что Ирод принимал за зло (то есть убийство в Вифлееме), стало величайшим благом. Сразу после рождения эти младенцы приблизились к Господу Иисусу Христу. Они Его защитили своей страдальческой смертью. Это позволило Ему до времени скрываться в Египте, чтобы потом выйти на проповедь, совершить Свою крестную Жертву и искупить всех: и этих младенцев, и всех людей, уже родившихся, и тех, кто должен был родиться в последующие века.

«По смерти же Ирода, – се, Ангел Господень во сне является Иосифу в Египте и говорит: встань, возьми Младенца и Матерь Его и иди в землю Израилеву, ибо умерли искавшие души Младенца» (ст. 19–20). Опять Иосиф показывает преданность воле Божией. В Египте в то время жило множество евреев, причем жили они весьма благополучно и, наверное, даже лучше, чем их единоплеменники у себя на родине, но Иосиф предпочитает исполнить волю Божию, не вдаваясь в рассуждения о том, что с человеческой точки зрения кажется удобнее. «Он встал, взял Младенца и Матерь Его и пришел в землю Израилеву» (ст. 21). Но здесь, уже не имея особенного повеления от Бога, где ему поселиться, он действует согласно человеческому рассуждению и еще раз показывает нам пример необыкновенного благоразумия, пример того, как и в чем мы должны повиноваться Богу слепо, а в чем – проявить человеческое рассуждение, где следует подчиниться власти, а где – нет, чтобы избежать ее посягательств на нашу жизнь.

«Услышав же, что Архелай царствует в Иудее вместо Ирода, отца своего, убоялся туда идти» (ст. 22). Про Архелая говорили, что он очень жестокий человек и этим походит на своего отца. «Но, получив во сне откровение, пошел в пределы Галилейские и, придя, поселился в городе, называемом Назарет, да сбудется реченное через пророков, что Он Назореем наречется» (ст. 22–23). Иосиф понял, что ему нельзя идти в Иудею. Может быть, по-человечески ему казалось, что надо жить в Вифлееме, откуда сам Давид был позван на царство. Но Иосиф начинает сомневаться, и Господь вновь открывает ему Свою волю. Иосиф явился достойным заступником Пресвятой Девы и Богомладенца Христа и исполнил свое служение, свое предназначение. Потому весьма заслуженно в следующее воскресенье после Рождества Христова Церковью празднуется трех величайших праведников, которые являются, как бы мы сказали, родственниками Спасителя по плоти: Иосифа Обручника, царя Давида и Иакова, брата Господня.

Иосиф охранял Пресвятую Деву и Богомладенца вплоть до времени своего исхода из этой жизни. Отрок Иисус постепенно становился зрелым мужем, достиг совершеннолетия и вышел на проповедь. Из Евангелия от Луки мы знаем, что, когда Спасителю было двенадцать лет, Иосиф был еще жив (Лк. 2, 42–43). Неизвестно точно, когда он отошел из этого мира, но, видимо, незадолго до того, как Господь Иисус Христос вышел на Свою проповедь.

Можно было бы бесконечно рассуждать о Рождестве Спасителя, вникая в различные его подробности, потому что для верующего человека рассуждение об этом событии весьма приятно, умилительно и поучительно. Но нельзя охватить всю глубину этого необыкновенного, великого события Рождества Христова. А значение его непостижимо не только для человеческого разума, но и для святых Ангелов. Потому с благоговением и верой взирая на то, что нам рассказывают евангелисты о Рождестве Христовом, исполнимся этой верой и сохраним ее, удержим благодать, дающую нам возможность и силу взирать на это событие так, будто бы мы являемся живыми его свидетелями, подобно ученым вавилонским мудрецам и простым пастухам. Примем все евангельское повествование с верой и поклонимся мысленно Господу Иисусу Христу, моля Его, чтобы вера помогла нам пройти жизненный путь и с надеждой на спасение перейти в жизнь вечную.

Если вы обнаружили ошибку, выделите ее и нажмите Shift + Enter или нажмите здесь, чтобы сообщить нам.

Похожие записи