Страницы меню навигации

Официальный сайт Прихода храма иконы Божией Матери «Целительница» в г. Слуцке

9 июня – Неделя 7-я по Пасхе, святых отец 1 Вселенского Собора

9 июня – Неделя 7-я по Пасхе, святых отец 1 Вселенского Собора

Вод струями чистыми учения, Православную Церковь напоившии,
на водах покоя ныне наслаждаетеся вечно радующеся

В седьмую по Пасхе неделю Церковь вспоминает и прославляет святых и богоносных Отцов первого Вселенского собора, состоявшегося в Никее при императоре Константине Великом, в 325 году по Рождестве Христовом. В то время Церковь была волнуема одной из самых погибельных и страшных ересей – лжеучением Ария, который дерзнул отрицать Божественную природу Иисуса Христа. На первом Соборе были изложены основные догматы веры христианской, «которая заградила уста еретиков, и, как непоколебимая стена, отразила все козни их» (св. Иоанн Златоуст). Первый собор – якорь Церкви. Постановления его – слова Духа Божия, которые с благоговением сохраняются и утверждают мир Церкви.

В своих песнопениях Церковь называет сих досточудных святых Отцов вторыми после апостолов проповедниками веры, хранителями апостольских преданий, благотворителями душ наших.

(Евангелие от Иоанна, 56 зачало, глава XVII, стихи 1–17)

После сих слов Иисус возвел очи Свои на небо и сказал: Отче! пришел час: прославь Сына Твоего, да и Сын Твой прославит Тебя, так-как Ты дал Ему власть над всякою плотью, да всему, что Ты дал Ему, даст Он жизнь вечную: сия же есть жизнь вечная, да знают Тебя, единого истинного Бога, и посланного Тобою Иисуса Христа. Я прославил Тебя на земле, совершил дело, которое Ты поручил мне исполнить; И ныне прославь Меня Ты, Отче, у Тебя Самого славою, которую Я имел у Тебя прежде бытия мира. Я открыл имя Твое человекам, которых Ты дал мне от мира; они были Твои и Ты дал их Мне, и они сохранили слово Твое; Ныне уразумели они, что все, что Ты дал Мне, от Тебя есть; ибо слова, которые Ты дал Мне, Я предал им, и они приняли и уразумели истинно, что Я исшел от Тебя, и уверовали, что Ты послал Меня. Я о них молю: не о всем мире молю, но о тех, которых Ты дал мне, потому что они Твои; и все Мое Твое, и Твое Мое; и Я прославился в них. Я уже не в мире, но они в мире, а Я к Тебе иду. Отче Святый! соблюди их во имя Твое, тех, которых Ты Мне дал, чтобы они были едино, как и Мы. Когда Я был с ними в мире, Я соблюдал их во имя Твое; тех, которых Ты дал Мне, Я сохранил, и никто из них не погиб, кроме сына погибели, да сбудется Писание. Ныне же к Тебе иду, и сие говорю в мире, чтобы они имели в себе радость Мою совершенную.

Всякое человеческое рассуждение исходит из определенного душевного или духовного состояния, правильного или неправильного. Как апостол Павел сказал о сребролюбии, что оно «есть идолослужение» (Кол. 3, 5), таким же образом можно сказать и про другие страсти: блудник – идолопоклонник, потому что поклоняется Венере, гневливый человек – идолослужитель, потому что поклоняется Марсу. А про ересь можно говорить так: если у нас неправильное душевное состояние, то по сути в нас живет еретический дух, хотя умом мы ересь отрицаем.

Если мы, например, молимся Иисусовой молитвой без всякого к ней сочувствия, не ощущая Божества Христова, а просто механически повторяя ее слова, еще и тяготясь ею или совсем ее оставляя, значит, мы поддались арианской ереси и нам безразлично, что Иисус есть Сын Божий. Если мы в своей жизни разделяем человеческие дела и Божеские, то есть одно для нас – молитва, и совсем другое – повседневная жизнь, то значит в каком-то смысле в нас действует дух несторианской ереси. Несториане отделяли в Господе Иисусе Христе Божество от человечества и считали, что в Нем было две , поскольку Сын Божий по согласию на некоторое время соединился с человеком Иисусом. Если же мы предаемся неразумной ревности: не хотим совершать добрых дел, не хотим иметь любви к ближнему и углубляемся в чрезмерный мистицизм и экзальтацию, – то можно сказать, что мы подвержены ереси монофизитской, утверждавшей в Христе единую Божественную природу, поглотившую и растворившую в себе природу человеческую.

Так можно было бы провести и другие аналогии между нашим духовным состоянием и различными еретическими учениями. Может быть, они не совсем точные, но по сути справедливые. Подобную мысль высказывает великий русский философ-славянофил Алексей Степанович Хомяков в своей книге «Записки о всемирной истории». В этом труде он доказывает важность периода Вселенских соборов и говорит, что ереси происходят от тех или иных душевных страстей. Очевидно, что прежде всего от гордости, но при более тонком рассмотрении можно найти в нашей греховности и другие основания для ереси.

Будем православными христианами на деле, а не на словах. Не только умом будем исповедовать те или иные отвлеченные истины, но самим делом, то есть внимательной, истовой Иисусовой молитвой, исповедуем Божество Спасителя нашего. Эту истину – что Господь Иисус Христос есть Сын Божий – мы обязательно должны пережить сами, хотя бы в малой степени, хотя бы только прикоснувшись к ней своим умом, своей душой. Иначе мы действительно не будем чувствовать никакой разницы между православными и еретиками или сектантами. Нам будет казаться, что раз они придерживаются таких же нравственных принципов, как и мы, значит все остальные различия совершенно неважны и можно не придавать им никакого существенного значения. Но если начать размышлять еще более широко, то выйдет, что и буддисты учат милосердию, и в Коране содержатся мудрые и справедливые вещи… А для нас не будет никакой разницы между религиями, потому что мы не имеем духовного опыта. Чем более глубоким опытом обладает человек, тем с большей ясностью он видит громадное различие между истиной и ложью, между Православием и всеми другими вероисповеданиями и религиями. И так называемый плюрализм возникает именно из-за отсутствия опыта духовной жизни, когда каждый молится своему богу и мнит, что получает от этого душевную пользу, не отличая истинное духовное переживание от ложного. Столь поверхностный взгляд отрицает все внутреннее, духовное как совершенно несущественное.

Вот к чему приводит отсутствие духовного опыта, вот к чему приводит наша холодность – к мнимой любви, человекоугодию, примиряет с ложью, заблуждениями, а в конечном счете и с погибелью, потому что делает нас безразличными к спасению или гибели других людей. Поэтому будем придерживаться Православия прежде всего своей жизнью. Не многие из нас могут проповедовать, не многие знают Православное вероучение, но каждый обязан следовать этому учению в своей внутренней жизни. Духовная жизнь не есть нечто дополнительное и необязательное для христианина. Духовная жизнь – это спасение. И где ее нет, там нет и спасения.

Если вы обнаружили ошибку, выделите ее и нажмите Shift + Enter или нажмите здесь, чтобы сообщить нам.

Похожие записи