Страницы меню навигации

Официальный сайт Прихода храма иконы Божией Матери «Целительница» в г. Слуцке

21 июля – Неделя 5-я по Пятидесятнице (об исцелении гергесинских бесноватых)

21 июля – Неделя 5-я по Пятидесятнице (об исцелении гергесинских бесноватых)

(Евангелие от Матфея, 28 зачало, глава VIII, стих 28 -34)
И когда Он прибыл на другой берег в страну Гергесинскую, Его встретили два бесноватые, вышедшие из гробов, весьма свирепые, так что никто не смел проходить тем путем. И вот, они закричали: что Тебе до нас, Иисус, Сын Божий? пришел Ты сюда прежде времени мучить нас. Вдали же от них паслось большое стадо свиней. И бесы просили Его: если выгонишь нас, то пошли нас в стадо свиней. И Он сказал им: идите. И они, выйдя, пошли в стадо свиное. И вот, всё стадо свиней бросилось с крутизны в море и погибло в воде. Пастухи же побежали и, придя в город, рассказали обо всем, и о том, что было с бесноватыми. И вот, весь город вышел навстречу Иисусу; и, увидев Его, просили, чтобы Он отошел от пределов их. Тогда Он, войдя в лодку, переправился обратно и прибыл в Свой город.
Нам кажется, что мы уже бесчисленное множество раз слышали и читали Божественное Евангелие. Некоторые теплохладные христиане даже говорят, что так как они прочли Евангелие несколько раз, то уже не найдут в нем ничего неожиданного для себя, и потому считают за лучшее почитать какую-нибудь святоотеческую душеполезную книгу, или, может быть, даже и светскую, но приносящую конкретную пользу. Такое отношение к Евангелию неправильно, оно обнаруживает холодное душевное состояние человека.
По словам Екклесиаста, «не насытится око зрением, не наполнится ухо слушанием» (Еккл. 1, 8), потому что действительность, которая нас окружает, никогда не может быть полностью познана человеческим разумом. Даже какой-то отдельный предмет человек не способен познать до конца, поскольку это превышает ограниченные возможности его ума. Но если окружающий нас видимый, вещественный мир непознаваем, бесконечно интересен и привлекателен и навсегда останется загадкой и тайной для каждого человека, то тем паче таков мир Священного Писания – Божественное Откровение. Конечно, внешне книги Священного Писания похожи на все остальные книги, которые написаны усилиями человеческого ума и которые могут даже содержать в себе какую-то прелесть или заблуждение. Однако по сути Священное Писание бесконечно отличается от них, потому что содержит в себе непреложную истину и открывает нам мир горний, невидимый. Действительно, читая повествования, казалось бы, даже о простейших человеческих поступках Спасителя, мы видим за ними Божественную тайну, приоткрывающийся горний мир. Если видимый мир до конца никогда не может быть познан, то тем паче мир духовный, который для нас привлекателен, загадочен и таинственен в хорошем смысле этого слова, – Царство Небесное, пока что только приоткрывшееся на земле после пришествия в мир Христа Спасителя.
Размышляя над Евангелием, мы вновь и вновь открываем для себя что-то полезное и новое. Священное Писание называется Откровением не потому только, что оно когда-то было нам дано – открыто, но и потому, что при чтении, соединенном с благоговением, верой и вниманием, оно каждый раз становится для нас личным откровением. Это не значит, конечно, что мы имеем право произвольно толковать Священное Писание, но когда мы, читая в Евангелии о каких-либо вещах, как будто бы давным-давно известных и понятных, переживаем их так глубоко, что они доходят до нашего сердца и потрясают нас, то это и есть правильное восприятие Евангелия.
Сегодняшнее евангельское чтение тоже хорошо нам знакомо, в особенности тем из нас, кто, как положено, посещает Божий каждый воскресный день и несколько раз в году слышит это повествование, так как оно содержится в Евангелии от Матфея, от Марка и от Луки. Но мы постараемся почерпнуть из него и новый урок для себя, хотя не пренебрежем и старыми известными и полезными истинами, потому что напоминание о них всегда хорошо.
«И когда Он прибыл на другой берег в страну Гергесинскую, Его встретили два бесноватые, вышедшие из гробов, весьма свирепые (по-славянски: «люта зело».), так что никто не смел проходить тем путем» (ст. 28). Всем, конечно, известно, что такое беснование. Это страшное состояние, при котором человек находится под властью нечистого духа. Демон проникает в человека и живет в нем, как в неком сосуде, овладевая его волей и сознанием в большей или меньшей степени, в зависимости от попущения Божиего или от греховности самого человека. Бесноватые, о которых говорит Евангелие, были так подвержены власти демонов, что демоны пользовались их телами как своим орудием и говорили их голосом, как бы от их лица.
«Весьма свирепые («люта зело») так что никто не смел проходить тем путем» – это тоже очень важное обстоятельство, на которое нужно обратить внимание, чтобы правильнее оценить дальнейшие поступки гадаринских, или гергесинских, жителей. Мы видим, что эти люди, которые впоследствии стали умолять Господа отойти от их пределов, сами страдали от бесноватых, потому что боялись ходить мимо того места, где они жили. Самый вид бесноватых был страшен и ужасен: обнаженные, грязные, с всклокоченными волосами, свежими следами крови и запекшимися язвами, потому что, как говорят другие евангелисты, бесноватые бились о камни (см. Мк. 5, 5; Лк. 8, 27).
И демоны молились, и гадаринские жители молились, но о чем они просили в своих молитвах? Об одном и том же – чтобы Господь удалился от них. Демоны сначала закричали: «Что Тебе до нас, Иисус, Сын Божий? пришел Ты сюда прежде времени мучить нас» (ст. 29), потом просили послать их в стадо свиней. Находясь в свином стаде, которое, как сказано, паслось «вдали» (ст. 30), демоны не только в отношении образа жизни отдалились от Господа, но и в прямом смысле слова отдалились в пространстве. Так же и гадаринские жители просили Господа удалиться, уйти. Можно и здесь провести аналогию с нашей жизнью: мы часто просим о том, чтобы нас оставили в покое, не заставляли отказываться от греховной жизни, которая уподобляет нас бесноватым, или о том, чтобы нас не лишали какой-то земной корысти. В такой ситуации мы начинаем искренне молиться, потому что не хотим отказаться от своих страстей, например, когда нас принуждают, как в случае с бесноватыми, укротить свой гнев или ярость, заставляют, как гадаринских жителей, отречься от сребролюбия. Мы молимся не о том, чтобы следовать воле Божией и исполнять заповеди, а о том, чтобы Господь избавил нас от испытания и оставил в прежнем, уже привычном для нас бесовском, свинском состоянии.
На примере гадаринских жителей становится ясно, что страстность еще хуже, чем беснование, потому что бесноватые исцелились: одетые, они тихо сидели у ног Спасителя, что и поразило пришедших, как говорят об этом евангелисты Марк и Лука. А вот гадаринские жители, наоборот, испугались и одновременно пришли в негодование, стали испытывать гневные, неприязненные чувства к Спасителю из-за того, что Он лишил их стада свиней. Вот пример того, что страстность может принести больше вреда, чем откровенное безумие.
Господь никому не навязывает Своей благодати и Своего присутствия, не вторгается насильно в душу и в жизнь человека, хотя любит каждого и снисходит ко всем. Так же и в этой ситуации: Господь не разгневался на гадаринских жителей за их оскорбительную и унизительную для Него просьбу. Он мирно отошел от этих упорных грешников, а исцеленного бесноватого послал в Десятиградие проповедовать чудо, произошедшее с ним. Поэтому и мы должны быть чрезвычайно осторожны в отношении своей внутренний жизни. Нужно бояться того, что своими неразумными молитвами, своим противлением благости Божией и собственной совести мы можем отдалить от себя Господа Иисуса Христа. Это происходит тогда, когда мы хотим спокойно жить в прежних грехах и страстях, а всякую попытку изменить нас воспринимаем как невыносимую муку. Зачем нам уподобляться демонам в их упорстве и ужасном отчаянии?
огда в нас появляются подобные чувства и мысли, то мы должны осознавать, что это не мы так думаем, но, подобно тому, как устами бесноватого говорили демоны, страсти говорят и действуют через наши чувства. Поэтому нужно следить за собой и отделять действие страстей от нашего естества, которое Бог сотворил прекрасным. В таком подвиге, в борьбе с помыслами, со страстями мы должны совершать свое спасение. Господь может исцелить нас, даже если мы находимся в таком страшном состоянии, как гадаринские бесноватые. Однако если мы будем умолять Его отойти от нас, то Он отойдет по той единственной причине, что на протяжении всей жизни человека Он оставляет его свободным и потому богоподобным существом.

Похожие записи

Вернуться наверх