Страницы меню навигации

Официальный сайт Прихода храма иконы Божией Матери «Целительница» в г. Слуцке

7 апреля — Благовещение Пресвятой Богородицы

7 апреля — Благовещение Пресвятой Богородицы

Обратим внимание, может быть, на самый главный момент в содержании этого события евангельской истории. Действительно, когда маленькая Девочка вместила в Себя великое откровение Божие, произнеся слова: «Се раба Господня, да будет Ми по глаголу твоему», Она приняла во имя всего человечества волю Божию стать Богородицей. Она, наверно, не отдавала Себе в полной мере отчет в том, что произошло и на что Она обрекла Себя.

Мы не раз с вами размышляли о том, как труден был земной жизненный путь Пресвятой Богородицы. Но многие из нас, даже те, кто с немалыми трудами растил и воспитывал своих детей, все же представить не могут, что означало для Нее родить и воспитать Живого Бога. Это невместимо в сознание простого человека. Но еще более трудно нам вместить то, что ожидало Её, когда Она сопровождала Своего Сына на пути спасительного для всего человечества, но столь трудного для Нее Самой пути, пути, который в конечном итоге обусловил для Нее самое страшное для матери переживание – переживание смерти собственного сына. При этом Она не просто похоронила собственного Сына, Она видела Его мучительную смерть, предательство Его со стороны многих, даже близких учеников, видела отвержение Его всем миром и при этом знала, что это не только Её Сын, но и Бог. И последующая жизнь, конечно, была исполнена глубоких переживаний, когда Она во время пребывания в Церкви, созидаемой Её Сыном, конечно же, более всех людей ощущала Свое одиночество без Того, Кто когда-то был Её Сыном и Кто затем стал почитаться Церковью как Бог. Но надо полагать, что никакие самые добрые, самые лучшие ученики Христовы, которые окружали Её, конечно же, не могли Ей заменить Сына и Бога одновременно.

И все это называется Благовещение. Вдумайтесь только! Все это было Ей возвещено ангелом и постепенно проявлялось в Её жизни. Но здесь возникает вопрос: что же это за Благая весть, которая возвестила уже Богородице столь трудный жизненный путь? И в связи с этим задумаемся над другим вопросом: а все ли христиане призваны для благовещения, благовестия Христова?. А что, собственно, возвещаем мы? Мы прекрасно понимаем, что Благая весть не является вестью о спокойной, легкой и благополучной жизни. Жизнь, возвещаемая Благой вестью, очень трудна. Да, может быть, это жизнь, одухотворенная Богом, но очень трудная. И нам невыносимо трудно с этим примириться.

Вот почему христиане по долгу своей веры, по характеру своего служения вынуждены подчас говорить подлинные слова о Благой вести, но в жизни своей очень часто пытаются эту Благую весть невольно извратить, сделать свою жизнь тихой, спокойной, благополучной, даже за счет того, чтобы переставать быть христианами во многих жизненных ситуациях. Ибо трудно в этом мире стяжать такое благополучие, не отступая от заповедей Христовых. Мы, с одной стороны, возвещаем Благую весть, а с другой – не хотим для себя того тернистого пути, которым шла Богородица, озаренная этой Благой вестью, которым шли апостолы, возвещавшие Евангелие Христово, которым шел Сам Христос, главный Благовестник нашей земной истории. Мы притворяемся благовестниками, но при этом мы хотим быть возвестителями какой-то другой вести. Вести о том, как лучше адаптироваться в этом несовершенном мире.

И здесь открывается одна из парадоксальных тайн христианства. Как только христиане пытаются совместить бремя ношения Благой вести с человеческим благополучием, их жизнь начинает разрушаться как жизнь христианская. Да, можно в конечном итоге в этой земной жизни пытаться совместить несовместимое. Но жизнь наша приводит нас всех к кончине. И в этой кончине происходит наша встреча с Богом, Который знает о нас и нашей внутренней жизни всё. Жизни нас, немощных людей, которые дерзают быть благовестниками, но себя избавляют от несения этой Благой вести. Ибо не может быть благовестником тот, кто говорит одно и живет совершенно в другой духовной тональности, в другой сфере жизненных ценностей.

Мы действительно призваны быть благовестниками. Но если мы таковыми являемся в полном смысле этого слова, не будем ожидать для себя легкой, благополучной жизни. Будем готовы к тому, что за возвещение Благой вести нам придется в этом мире претерпевать немалые скорби, осложнения и даже гонения. А если мы попытаемся совместить благовестие со стремлением благополучно и комфортно устроиться в этом мире, мы перестанем быть благовестниками и будем, по существу, профанировать, опошлять, предавать ту весть, которую завещал нам Христос. И люди, смотря на нас, не будут верить нам. И люди, смотря на нас, справедливо будут ненавидеть нас, презирать нас. Не за то, что мы такие же несовершенные, как они, а за то, что, дерзая выступать в качестве благовестников, обещая людям быть примером какой-то другой жизни, мы оказываемся точно такими же, как они, не претендующие на то, что они благовестники. И это будет одним из самых тяжелых наших грехов и одним из самых тяжелых наших несчастий.

Обычно подспудно мы живем в ощущении того, что часто грех открывает нам какую-то легкую жизнь, радость жизни. Ничего подобного, в конечном итоге любой грех нашу жизнь обременяет и разрушает. И вот самым страшным грехом в жизни христианской является ложь христиан по отношению к Богу и ближним… профанация ими той Благой вести, которую они должны возвещать этому миру и которую они профанируют той обыкновенной, просто человеческой жизнью, к которой влечет несовершенное человеческое естество.

Похожие записи

Вернуться наверх